Абакан
+7 (800) 222-80-56

Рецензирование заключений как средство доказывания

Допустимость – ключевой признак заключения эксперта как вида доказательств. Одним из критериев оценки заключения эксперта является правильное определение допустимости. Это влияет на обеспечение прав и свобод участвующих в деле лиц, гарантий и соблюдение принципов уголовного судопроизводства, достижение достоверного знания по уголовному делу.

О допустимости доказательств

Проблема стала актуальна после введения в УПК РФ института недопустимых доказательств (ст. 75). Недопустимые доказательства – это доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона. В п. п. 1 и 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ содержится незначительный перечень недопустимых доказательств. Он не исчерпывающий, так как содержит упоминание об «иных» доказательствах, полученных с нарушением требований Кодекса (п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК).

Все ли нарушения закона при производстве судебной экспертизы должны влечь недопустимость доказательства, то есть лишать его юридической силы? Что об этом думают ученые?

Некоторые процессуалисты, например, И.И. Мухин, предлагают считать недопустимым доказательство в случае любого нарушения закона.

О.В. Химичева и Р.В. Данилова подразделяют нарушения на те, которые влекут недопустимость доказательств в любом случае (преступные нарушения, иные существенные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие неустранимые сомнения в достоверности фактических данных), и несущественные нарушения. Последний вид нарушений закона не определяет признание доказательств недоброкачественными, поскольку такие нарушения не создают неустранимых сомнений в достоверности фактических данных и не ущемляют права участников процесса.

Эксперты считают предпочтительной позицию, признающую наличие существенных и несущественных нарушений закона при собирании доказательств.

Если закон предусматривает средства и способы, с помощью которых возможно нейтрализовать последствия нарушения отдельных его предписаний, доказав, что они не повлияли на соблюдение принципов уголовного судопроизводства, то при успешном применении таких средств и способов уже нельзя сказать, что такое доказательство использовано для доказывания в нарушение закона.

Нарушения, которые можно опровергнуть, следует считать устранимыми или опровержимыми. Однако, если установлено, что искажение процедуры привело к реальному ущербу для принципов состязательного судопроизводства, то ее результаты в любом случае должны считаться юридически ничтожными, а допущенные нарушения неустранимыми.

О нарушениях требований уголовно-процессуального закона при проведении судебной экспертизы

В зависимости от процессуальных последствий нарушения могут подразделяться на три относительно самостоятельные группы:

  1. Первая группа. Нарушения не влекут исключения заключения эксперта из процесса доказывания, так как не вызывают сомнений в истинности выводов, содержащихся в этом доказательстве.
  2. Вторая группа. Нарушения не влекут, но могут повлечь признание заключения судебной экспертизы недопустимым доказательством, если невозможно устранить сомнения в законности её проведения.
  3. Третья группа. Нарушения влекут безусловное исключение заключения эксперта из процесса доказывания в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона при назначении и проведении судебной экспертизы.

Нарушения первой группы - это упущения. Могут быть связаны с небрежностью, поверхностным подходом к безукоризненному соблюдению процедуры процессуального оформления документов при назначении и проведении экспертизы, не влияющие на его объективное содержание.

У суда и сторон в названной ситуации практически нет ни малейших сомнений в законности заключения эксперта либо в надлежащей процессуальной компетенции субъекта доказывания, получившего и закрепившего его в материалах дела. Упущения же, как правило, касаются точного соблюдения процессуальной формы оформления этого доказательства. В силу своей незначительности и явной несущественности они объективно не могут повлиять на действительное содержание доказательственного материала и его достоверность.

Приведём несколько примеров:

  • неуведомление руководителем экспертного учреждения следователя о том, кому из числа экспертов поручено проведение экспертизы (ч. 2 ст. 199 УПК РФ);
  • отсутствие в заключении эксперта времени и места производства судебной экспертизы (ч. 1 ст. 204 УПК РФ);
  • отсутствие подписи следователя в постановлении о назначении судебной экспертизы либо явно ошибочная дата его вынесения;
  • отсутствие в заголовке постановления названия судебной экспертизы. Несколько иная ситуация складывается при оценке нарушений второй группы, которые сами по себе не влекут, но при наличии определенных условий могут повлечь исключение заключения эксперта из процесса доказывания в силу его недопустимости.

Одним из наиболее часто встречающихся нарушений, которые можно отнести к этой группе, являются несоблюдение субъектами доказывания требований ст. 198 УПК РФ, а именно: нарушение права на ознакомление подозреваемого и обвиняемого с постановлением о назначении судебной экспертизы до начала ее проведения.

Третья группа нарушений, как показывает судебная практика, не требует трудоемкой процедуры проверки и оценки существенности нарушений уголовно-процессуального закона и их влияния на полученное заключение эксперта. Законодатель признаёт априори, что наличие хотя бы одного из них должно безоговорочно повлечь признание заключения эксперта недопустимым доказательством.

Виды экспертных ошибок

  • экспертиза назначена ненадлежащим субъектом доказывания;
  • заключение дано экспертом, подлежащим отводу по основаниям, указанным в ст. 70 УПК РФ;
  • в заключении отсутствует указание об ответственности эксперта за ложное заключение (ст. 307 УК РФ);
  • объекты, представленные на экспертизу, получены с грубыми нарушениями УПК.
Рецензирование экспертных заключений позволяет корректно функционировать институту недопустимых доказательств. Помогает устранить законность и объективность выводов экспертов.
15 декабря 2015

Теги