Абакан
+7 (800) 222-80-56

Что такое клевета и как ее искать?

Госдума приняла в третьем окончательном чтении закон о блокировке в интернете сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию физических и юридических лиц. Авторы законопроекта отметили, что принятие поправок позволит повысить уровень исполнения решений по делам о защите чести и достоинства. Но так ли это просто на деле?

Как распознать порочащую информацию и почему «осторожные» формулировки могут не подействовать?

Эксперты поделились мнением о том, насколько сложно отличить клевету от порочащих сведений.

Оксана Грунченко, кандидат филологических наук, заведующая справочной службой русского языка Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН, рассказала, что одна из проблем, с которыми сталкивается эксперт-лингвист во время своей работы, — некорректные формулировки вопросов. Иногда ему приходится объяснять, почему он не может провести экспертизу, отвечая на них. Например, перед экспертом-лингвистом нельзя поставить вопрос, являются ли сообщенные сведения клеветой. На этот вопрос должен дать ответ суд после рассмотрения всех доказательств.

С лингвистической точки зрения клевета ничем не отличается от порочащих сведений. Главное отличие клеветы — заведомая ложность этих порочащих сведений. Однако установление заведомости и ложности находится за пределами компетенции лингвиста, этим должен заниматься суд.

Оксана Грунченко рассказала, что за все время ее практики случаев, когда заключение рассматривалось в рамках дела о клевете, было очень мало — «можно перечесть по пальцам».

«Сразу вспоминаю случай, когда сделать это удалось, — рассказывает Оксана Грунченко. —Журналист обвинил чиновников в нецелевом расходовании денежных средств из бюджета по определенным статьям, назвал в публикации конкретные суммы, при этом оказалось, что еще до выхода «разоблачительной» публикации в свет он сам направлял запрос в соответствующие организации и получил официальные ответы, которые не давали повода усомниться в их достоверности. Наличие запросов и ответов на них и послужило основанием для принятия судебного решения — автор не мог не знать, что отчетность в порядке и каких-либо злоупотреблений нет. Понятно, что это устанавливалось в рамках судебного следствия, а не лингвистом».

Можно ли избежать ответственности, если «осторожничать»?

Оксана Грунченко считает, что однозначного ответа на этот вопрос нет. Все зависит от ситуации.

Если автор спорной публикации использует «осторожную» формулировку (типа «по мнению автора», «по нашим оценкам» или «как представляется») один раз, то сообщенные в ней негативные сведения нельзя счесть утверждением, следовательно, их нельзя рассматривать как порочащие, так как сложно их проверить с точки зрения соответствия или несоответствия действительности. Тогда не может идти речь и об их заведомой ложности.

Однако бывает и по-другому. Если текст кишит подобными формулировками, то речь о клевете, вероятнее всего, тоже идти не будет, но от ответственности совсем уйти такой автор тоже не сможет — возможно, ему придется отвечать за злоупотребление правом.

Андрей Лосев, руководитель Центра специальных исследований и экспертиз, тоже рассказал о работе с материалами, в которых присутствуют маркеры мнения:

«При лингвистической и психолингвистической экспертизах изучаются речевое поведение человека, слова, их последовательность, тональность, эмоция, предпосылки и контекст. Когда пытаются представить информацию не в форме утверждения, а мнения, это, наоборот, может указывать на умысел, на то, что человек, который пишет, понимает, что он оскорбляет, клевещет. Эксперты же тоже не дураки. Они понимают, что автор использует эти обороты для того, чтобы избежать ответственности. И при психолого-лингвистической экспертизе можно делать вывод о том, что автор умышленно дискредитирует человека».


Источник: портал iz.ru

26 апреля 2018

Теги