Абакан
+7 (800) 222-80-56

«Экстремистские» статьи: что с ними делать?

На прямой линии с президентом РФ Владимиром Путиным писатель и депутат Госдумы от КПРФ Сергей Шаргунов поднял актуальную проблему необоснованного преследования по «экстремистской» 282-й статье УК РФ. Президент согласился с тем, что ситуация требует внимания, и допустил возможность корректировки законодательства. После этого в экспертных и политических кругах началось обсуждение судьбы одной из самых противоречивых статей Уголовного кодекса.

Сторонники сохранения статей 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности») и 282 («Возбуждение ненависти или вражды») обычно ссылаются на зарубежный опыт, приводя многочисленные примеры того, как блогеров в Европе тоже сажают за репосты или посты в соцсетях. Но все не так просто, потому что подходы России и западных стран очень сильно различаются.

Как это делают на Западе?

В США, например, свободу слова (в том числе в интернете) защищает Первая поправка к Конституции, которая признает ограничение свободы слова только в случае, если высказывания приводят к противозаконным действиям.

В европейских странах наказание зависит от тяжести преступления.

Так, например, во Франции за призыв к вооруженному восстанию в соцсетях можно получить по соответствующей статье УК Франции за «Провоцирование вооруженного сборища» до года лишения свободы. Однако если на призыв откликнулись и наступили последствия, то наказание увеличивается до 7 лет лишения свободы. Аналог статьи 282 во Франции дифференцирован: статья за унижение достоинства человека по факту принадлежности к некоей группе, расе, религии считается менее тяжелой, чем статья за подстрекательство к дискриминации, выражению ненависти или применения насилия. Однако эти преступления караются только штрафом и общественными работами.

В Германии наказание более суровое. Там статьи 130, 166, 167 предусматривают наказание на срок до пяти лет лишения свободы и денежный штраф за оскорбление вероисповедания граждан и религиозных обществ, подстрекательство к разжиганию ненависти против «определенной части населения», а также за воспрепятствование отправлению религиозных обрядов, если такие действия вызывают нарушение общественного порядка. В этом году также криминализировали оскорбление людей на сексуальной почве и с сексуальным подтекстом.

В Великобритании можно пострадать за высказывания, разжигающие расовую ненависть, и получить за это до семи лет лишения свободы.

NB! Европейский подход призывает оценивать не только высказывания, но и их последствия! Это позволяет избежать ответственности за случайный лайк или репост.

А как это делают в России?

Российская практика не учитывает ни наличия у обвиняемого умысла, ни ситуации добросовестного заблуждения (например, когда человек публикует некое изображение, не зная, что оно признано экстремистским). Помимо этого, в УК и КоАП РФ есть много статей, по факту дублирующих 282-ю и 280-ю статьи, например, статья 20.29 КоАП «Производство и распространение экстремистских материалов».

Еще есть две вечные проблемы: плохое качество экспертизы (эксперт, чьи суждения ложатся в основу обвинительного заключения, по факту подписывает подсудимому обвинительный приговор), а также провокации со стороны самих сотрудников правоохранительных органов.

Что делать?

Разговор о том, что статьи 280 и 282 надо полностью отменить или частично декриминализовать, идут давно. Одной из проблем публичной дискуссии по ст. 280 и 282 является смешение статей и понятий. Так, например, охранители любят переводить разговор с «экстремистских статей» за лайки и репосты на обсуждение наказания за доведение подростков до самоубийства через соцсети (ст. 110 УК РФ), за призывы к терроризму (ст. 205.2) или даже к статьям за изготовление и распространение детской порнографии. Дискуссия размывается, и сторонники отмены или частичной декриминализации становятся людьми, которые «хотят разрешить призывы к терроризму» или «защищают суицидальные сообщества». Однако это не имеет к «экстремистским» статьям никакого отношения.

Есть несколько предложений, подготовленных различными экспертами и представленных как в администрацию президента, так и в Госдуму.

  1. Первый вариант — частичная декриминализация статьи, если опубликованные материалы не привели к каким-либо деструктивным последствиям. Ответственности за такие действия можно наложить в рамках уже существующей ст. 20.29 КоАП РФ «Производство и распространение экстремистских материалов» с учетом соответствующих поправок.
  2. Второй вариант — привлечение к ответственности только в случае неоднократности распространения подобной информации. Это исключит привлечение к ответственности в случае заблуждения.
  3. Третий вариант — возложить ответственность на Роскомнадзор по ограничению доступа к «экстремистской» информации, блокировать ее и выносить распространителю предупреждение.
  4. Четвертый вариант — поручить оценку материалов «на экстремизм» не случайным экспертам, а специальной комиссии из аккредитованных экспертов, при этом обязательно из другого региона, чтобы исключить возможность давления региональных властей.

Другие мнения

Сергей Смирнов, главный редактор издания «Медиазона», считает, что в нынешнем виде при сложившейся практике статью 282 нужно полностью отменять. Он уточнил:

«Многолетняя практика такова, что каким-то образом скорректировать статьи просто не получится. Следователи следуют инструкциям и практике, они выполняют поставленные задачи. В принципе, можно просто снять задачи закрывать по 280 и 282 статье, но это же не связано именно с законами».

Адвокат Сергей Бадамшин рассказал, что в нынешнем виде статья 282 наносит «больше вреда, чем могла бы принести пользы». Он уточнил:

«Требования Евросоюза по противодействию экстремизму не содержат требований, чтобы это было обязательно уголовно наказуемым преступлением. Если же государство хочет, чтобы люди получали за какие-то высказывания наказания, надо выработать механизм по поиску отличий между призывами и высказыванием точки зрения. Наши же лингвисты часто работают в угоду следствию, по сути подписывая людям обвинительные приговоры».

Бадамшин считает, что одним из выходов является «частичная декриминализация этой статьи и перевод ее в КоАП».

Депутат Сергей Шаргунов рассказал Znak.com, что даже если дела по 280 и 282 УК РФ не заканчиваются приговором в виде тюремного срока, осужденные по ним все равно испытывают сложности с трудоустройством.

Он добавил:

«Главное — чтобы это все не падало на голову обычным молодым людям, которые просто кому-то не понравились и которые вдруг попадают за решетку».

 

Источник: Znak.com.

29 июня 2018

Теги