Абакан
+7 (800) 222-80-56

Лайкнул, репостнул — в тюрьму

Почти все осужденные за лайки и репосты утверждают: опубликованные ими записи были просто неудачной шуткой или попыткой выразить свою позицию. Неужели шутить становится опасно? Где кончается критика и начинается возбуждение ненависти или вражды?

На этот вопрос ответила Юлия Сафонова, кандидат филологических наук, лингвист-эксперт. Она — один из авторов методики проведения экспертизы, по которой работают в Российском федеральном центре судебной экспертизы при Министерстве юстиции.

Как себя обезопасить?

Эксперт советует перед публикацией картинки задать себе вопрос: касается ли она групп, защищаемых законом. К ним относятся лица по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения и отношения к религии.

Сафронова пояснила:

«Если в тексте есть упоминание этих лиц, я не могу говорить, что они в чем-то виноваты перед другими. Я не могу сказать, что представители этих сообществ плохи уже потому, что они относятся к этим группам. Например, фраза «Что вы хотите от этого человека, он же русский» в определенном контексте может вызвать интерес правоохранительных органов. Кроме того, вы не должны связывать национальность с какими-то бедами — терактами, репрессиями».

Лингвист отметила, что за такое не могут возбудить дело по статье 282. Для этого в высказывании должна быть мысль о том, что с неугодными нужно расправляться или ограничивать их в правах.

Конкретные примеры: мемы из уголовных дел

Эксперт предложила рассмотреть конкретные мемы и ответить на вопрос: можно ли за такое посадить?

Пример №1. На картинке — полный молодой человек в кокошнике и футболке с надписью «Я русский».

Сафонова пояснила:

«Да, это изображение может не понравиться человеку, который близко к сердцу воспринимает любую критику своей «русскости». Но состава 282-й здесь нет. Данную картинку можно трактовать только как иронию (возможно, и недобрую) над русскими, которые гордятся своими корнями, но ничего не делают. Не любить, не уважать я могу кого угодно. И могу публично в этом признаваться. Но предлагать «пути решения проблемы» я не имею права».

Пример № 2. Снимок паспорта, в который с помощью фотошопа «вклеили» лик Иисуса Христа. В графе «Дата рождения» указан 0000 год. В графе «Место рождения» — Назарет.

По мнению эксперта, это изображение не может оскорбить чувства верующих, хотя и может кому-то показаться обидным.

«Эту картинку не раз отправляли на экспертизу. Но с точки зрения закона оскорбительного в ней ничего нет. Спасителя всего лишь наделили человеческими чертами. Здесь нет глумления — только шутка, может, и не совсем удачная».

Что можно говорить о религии и верующих?

С той частью статьи 282, в которой идет речь о возбуждении ненависти или вражды к религиозным группам, все очень сложно.

По словам Сафоновой, критиковать любую религию и утверждать, что Бога нет, — можно. А заявлять о вражде к верующим как представителям религиозной группы — нельзя.

«Я могу сказать, что не понимаю и не принимаю христианство, но говорить, что христиане плохи и с ними нужно что-то сделать, — нельзя».

Со 148-й статьей, в которой говорится об оскорблении чувств верующих, тоже не все так просто. Алексей Бушмаков, адвокат Марии Мотузной, обвиняемой в экстремизме и оскорблении чувств верующих за картинки в соцсети «ВКонтакте», поделился своими наблюдениями о существующем порядке дел:

«Например, в 148-й говорится об оскорблении чувств верующих. Но кто такие верующие? Как мы их отличим от неверующих? И по каким критериям вычислять оскорбление? Из практики — это высказывание в неприличной форме. Теперь перейдем к реальным примерам: в деле Мотузной есть мем: участники крестного хода идут по перепаханному, покрытому лужами полю. Подпись под картинкой гласит: «Две главные беды России». Понятно, что здесь имеется в виду поговорка про дураков и дороги. Но разве дурак — нецензурное слово?»

Юристы надеялись, что все точки над «i» расставит пленум Верховного суда, который в 2011 году выпустил постановление о судебной практике по делам экстремистской направленности. Однако, отметил Бушмаков, не все его замечают.

Адвокат рассказал:

«В постановлении сказано, что действием, направленным на возбуждение вражды, могут быть высказывания, которые обосновывают репрессии, депортации, применение насилия в отношении определенной расы, религии. И тут же пленум пишет: «Критика организаций, религиозных объединений, обычаев сама по себе не должна рассматриваться как враждебное действие. «На первый взгляд, все очевидно, но суды этого почему-то не замечают».

Источник: РИА Новости.

24 августа 2018

Теги