Абакан
+7 (800) 222-80-56

Как оценивать комментарии под «экстремистскими» репостами?

В судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности сложно установить, какой именно пользователь соцсети должен нести ответственность за репост материалов, содержащих признаки возбуждения вражды и ненависти, унижения достоинства человека либо группы лиц.

Кто виноват: тот, кто сопроводил информацию одобрительным комментарием? Тот, кто промолчал о своем отношении к ней или тот, кто попытался выразить свое частичное несогласие с ней?

В статье изложен взгляд д. ф. н. Михаила Андреевича Осадчего, практикующего судебного эксперта-лингвиста, на случаи, когда автор сообщения или репоста его комментирует, желая снизить вероятность привлечения его к ответственности за публикацию.

Что такое реабилитирующий комментарий?

Автор текста может попытаться себя реабилитировать — добавить к высказыванию комментарий, который может отменить нежелательный смысл высказывания, заменив его на новый смысл — безопасный для автора. Такое реабилитирующее сообщение — способ снизить риск привлечения его к уголовной ответственности за оскорбление, клевету, угрозы, призывы к экстремистской деятельности, возбуждение ненависти и вражды и т. п.

В судебно-экспертной деятельности эксперты четко разделяют фактический умысел участников коммуникации и коммуникативное намерение, выводимое из самого высказывания и условий коммуникации.

Истинный реабилитирующий комментарий

Пример 1.

Пользователь в прямом эфире канала YouTube делает заявление следующего содержания: «Мы провели мониторинг успеваемости в области, в ходе которого установлено, что самая низкая успеваемость у нас в селах Беловского района. Хочу обратить особое внимание на чрезвычайно низкую успеваемость в селах компактного проживания телеутов (пауза). Я не хочу сказать, что сами ребята неспособны, просто сам факт вызывает у меня удивление, ведь этим школам в последние годы выделялось значительно больше средств по программе поддержки коренных малочисленных народов. Почему количество финансирования не переросло в качество, будем выяснять».

Автор отменил наказуемое намерение, а также изменил и смысл высказывания — так, чтобы новый смысл высказывания соответствовал новому декларируемому (или считываемому) намерению.

В данном случае:

  • отменяемая интерпретация: пропаганда неполноценности телеутов как этноса;
  • средство: отмена намерения, декларирование нового намерения, дополнение высказывания новыми данными.

Это наглядный пример истинной реабилитации автора — он намерен не выходить за грань дозволенного, не позволять себе оскорбления, возбуждение вражды или ненависти по национальному признаку.

Ложный реабилитирующий комментарий

Однако чаще всего в уголовных делах по ст. 280, 282 УК экспертам приходится встречаться с реабилитирующими высказываниями другого типа, которые можно назвать ложными реабилитациями автора.

Пример 2.

Пользователь сделал репост фотографии листовки следующего содержания: «Брось ходить на митинги и начинай действовать! <...> Выведи из строя транспорт (указана социальная группа). <...> Если вы знаете, где живут (указаны представители социальных групп), уничтожайте их имущество тоже. Оно куплено на украденные у вас деньги. <...> Распространяйте эти или свои листовки в других районах и городах, вовлекайте в борьбу своих друзей».

Ниже оставлен комментарий: «Я ни к чему не призываю, я просто делюсь фотографией».

В этом примере очевидно, что автор публично призывает к незаконным действиям. В комментарии он попытался отменить наказуемое намерение («Я ни к чему не призываю»), декларируя новое («Я просто делюсь фотографией»). Однако это новое намерение противоречит тексту, который сложно назвать фотографией. К тому же этой «фотографией» нельзя просто делиться.

Истинный реабилитирующий комментарий мог бы выглядеть так: «Я никого ни к чему не призываю, так делать не нужно, не стоит».

Или так: «Автор прав, что надо бороться с зарвавшейся властью, но все же стоит оставаться в рамках закона, а не развязывать гражданскую войну».

Итак, при истинной автореабилитации логическая связь между намерениями говорящего и содержанием его речи сохраняется — автор высказывания декларирует новое намерение и поддерживает его корректировкой смысла высказывания.

В случае ложной автореабилитации логическая связь нарушается: декларируемое намерение не соответствует высказыванию.

В экспертной практике истинные реабилитирующие высказывания нужно рассматривать как важные компоненты текста, которые имеют значение при определении коммуникативной направленности материала. Ложные реабилитирующие высказывания можно воспринимать как элементы, которые доказывают, что автор был осведомлен о том, что его намерение незаконно. Таким образом, истинные реабилитирующие комментарии могут быть аргументом в пользу невиновности говорящего, а ложные суд может рассматривать как подтверждение преступного умысла.


Источник: статья Михаила Андреевича Осадчего «Как оценивать комментарий автора репоста экстремистского материала в социальной сети»

Журнал УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС, 2018, ноябрь, №11.

13 февраля 2019

Теги