+7 (495) 212-11-26

Компенсация морального вреда при врачебной ошибке возможна даже за нравственные страдания

Как правило, требование о компенсации морального вреда при врачебной ошибке подаются одновременно с требованием компенсации причиненного вреда здоровью. Однако требовать компенсацию морального вреда возможно и тогда, когда последствий для здоровья пациента не наступило.

О компенсации ущерба только за нравственные страдания напомнил ВС РФ. А также о том, что доказать отсутствие вины в причинении вреда должен причинитель вреда.

В чем суть дела?

Гражданин А. проходил обследование в больнице. Ему поставили предположительный диагноз - туберкулез левого легкого. Поскольку все пациенты с подозрением на туберкулез должны сдавать анализ крови на ВИЧ, гражданин А. также его сдал.

Через 5 дней ему позвонил сотрудник Центра по профилактике и борьбе со СПИДом (далее - Центр) и сообщил, что у гражданина положительная реакция на ВИЧ. Гражданину сообщили, что он заражен уже больше года. Но еще до разговора с гражданином, эту информацию сообщили его жене.

Гражданин А. был уверен, что это ошибка и настоял на повторном анализе в этом же Центре. Повторный анализ диагноз ВИЧ-инфекции не подтвердил. Несмотря на это, к нему домой приехали сотрудники Центра и вручили его отцу (гражданина А. дома не было) уведомление о необходимости явиться в Центр. Свидетелями этого визита стали и соседи по дому.

Посчитав это грубым вмешательством в частную жизнь, распространением ложной информации, в результате которого произошел разрыв с женой, выяснения отношений с соседями и отцом, гражданин А. обратился с иском в суд к больнице и Центру. Он потребовал возмещения морального вреда из-за нравственных страданий, которые возникли по причине неверно поставленного диагноза. Сумма компенсации – 1 млн. руб.

Что решил суд?

Суд отказал в удовлетворении иска.

В ходе рассмотрения дела, выяснилось: в тот же день, когда гражданин А. сдавал анализ крови, в больницу поступил другой ВИЧ-инфицированный пациент Б., у которого также взяли анализ крови. Эти образцы были направлены в Центр в один день.

Свидетели показали, что перепутать образцы крови невозможно:

  • кровь брали разные медсестры,
  • пробирки подписаны несмываемыми маркерами.

В этот день в Центр поступило всего 24 образца крови. И только один анализ показал ВИЧ-положительную реакцию - это образец гражданина А. При этом, контейнера с анализом крови пациента Б. среди образцов не оказалось.

Суд посчитал, что:

  • Вина каких-либо конкретных сотрудников больницы или Центра в постановке ошибочного диагноза не установлена;
  • Вред жизни и здоровью гражданина А. не был причинен, только нравственные страдания;
  • Для взыскания компенсации морального вреда необходимо установить вину причинителя вреда, а также факт «наличия физических или нравственных страданий лица и причинно-следственной связью между ними и действиями причинителя вреда» (ст. 151 Гражданского кодекса, п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10);
  • Кроме того, сотрудники Центра обязаны сообщить гражданину о поставленном диагнозе для предотвращения распространения инфекции (ст. 13 Федерального закона от 30 марта 1995 г. № 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)»);
  • Истец давал письменное согласие на исследование своей крови на ВИЧ. В нем он указал, что не будет предъявлять претензий к организации, проводящей тестирование, и медработникам, дающим консультации по его результатам, за выдачу ложноположительных и ложноотрицательных результатов тестирования, которые возможны в результате особенностей развития заболевания, а также свойств тест-систем;
  • Суд не смог установить сотрудников, которые приезжали к истцу домой. Более того, сотрудники Центра сообщили, что поскольку повторный анализ крови ВИЧ-инфекцию не подтвердил, они не передавали данные сведения о гражданине А. в Роспотребнадзор.

Апелляционная инстанция также отказала гражданину А. в удовлетворении иска. Тогда гражданин обратился в Верховный суд.

Что решил ВС?

ВС с решениями судов не согласился. Судьи отметили:

  • «ошибочный диагноз был поставлен истцу не в результате ложноположительного тестирования, а вследствие поступления на исследование не принадлежащего истцу образца крови, маркированного его фамилией»;
  • «Факт причинения истцу нравственных страданий сообщением ему о постановке диагноза «ВИЧ-инфекция» является очевидным».

Поэтому истец вправе требовать компенсации морального вреда. Нижестоящие суды неправильно приняли решение об отказе в компенсации морального вреда на основании того, что вина сотрудников больницы и Центра не установлена.

Суд напомнил, что «что ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины».

В этом случае ответчики должны доказать отсутствие своей вины (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»): доказать отсутствие вины в совершении действий, в результате которых фамилией истца были подписаны пробирки с ВИЧ-инфицированной кровью, которая не была образцом крови гражданина А.

ВС решение апелляционной инстанции отменил, дело направил на новое рассмотрение.

Источник: Определение Верховного Суда РФ от 28 июня 2016 г. N 77-КГ16-3, Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20 декабря 2016 г., Гарант.ру

01 февраля 2017

Теги